Драный кот
Иногда у тебя просто нет выбора. Даже если ты чист как дождь, и твоя жизнь - лишь слюнявый поцелуй на стекле.
07.03.2017 в 17:00
Пишет Леночка.:

Увидела тут автобус, у которого в маршруте следования была указана улица Авиатриссы Зверевой. И так это меня поразило, что я пошла читать про неё. Улица мне не померещилась, есть в Гатчине. А прекрасная дама тоже существовала - это первая русская дипломированная женщина-пилот. И пусть бокалом говна кинет в меня тот, кто скажет, что надо называть её пилоткой. Авиатрисса - вот что звучит божественно. Вообще все имена собственные в этой истории хочется смаковать, потому что в них - вкус ушедшей эпохи.

Представляете, дочка генерала, Лидия Виссарионовна. С детства интересовалась механическими игрушками, разбирала и собирала их. Родители всячески поощряли её увлечение, покупали ей книги по механике. Первый полёт совершила с крыши сарая с зонтиком. Ушиблась и вывернула лодыжку, но тяги к полётам не утеряла. Как-то упросила папу взять её с собой на аэростат, и тот был в восторге от дочкиной смелости. Родственникам это конечно же не нравилось, Лидочка должна была расти светской девушкой, и когда она отучилась в институте для благородных девиц, её в возрасте семнадцати лет выдали замуж за инженера, а через два года её муж внезапно умер от аппендицита. В девятнадцать лет Лидия стала вдовой. Тогда она решила, что посвятит свою жизнь авиации, и пошла в гатчинский аэроклуб "Гамаюн" первого российского авиационного товарищества. Там она повстречала своего будущего второго мужа, и они стали летать-полетать, устраивать полёты над всей Российской Империей. Ещё в аэроклубе многие восхищались смелой лётчицей, потому что она брала такую высоту на хлипком бипланчике, на которую и гораздо более опытные товарищи боялись выходить.

Лидия Виссарионовна первой из женщин сделала на своём самолёте мёртвую петлю, вошла в штопор и вышла из него, совершала пикирование с выключенным мотором. Ещё они с мужем основали свою мастерскую по ремонту и постройке самолётов и лётную школу в пригороде Риги. Потом самолётный заводик переехал в Петроград. Названия выпущенных ими самолётов ласкают слух: "Моран-Парасоль", "Лебедь", "Фарман"... В лётную школу Лидия приглашала приходить женщин, но тех, кто действительно любит авиацию, а не хочет славы и газетной шумихи.

А в двадцать пять лет Лидия умерла от тифа. И над кладбищем Александро-Невской лавры кружились самолётики с Комендантского аэродрома.
Правда, муж её говорил, что странный был тиф - никто из окружающих её не заразился, зато после её смерти из дома пропали ценные чертежи военных самолётов. Всё же шла Первая Мировая, вдруг шпионы постарались. Тайна... Самолётный заводик работал до революции, а потом муж покойной плюнул на всё и уехал в Австралию. Сейчас могилу Лидии Виссарионовны можно постараться найти на Никольском кладбище, но вряд ли получится: надгробие не сохранилось. Зато в честь неё названа планета номер 3322.







URL записи